Автор Тема: Гендерные особенности диагностики неискренности  (Прочитано 1108 раз)

Купцова Д.М.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 3
Гендерные особенности диагностики неискренности

Купцова Д.М., студентка Московского городского
психолого-педагогического университета, Москва
Научный руководитель - Коноплева И.Н.

Качество и достоверность результатов любого психологического исследования, вне зависимости от объекта и цели, напрямую зависит от того, насколько искренен в своих ответах испытуемый. Наиболее остро этот вопрос встает тогда, когда в своем исследовании психолог использует только тестовые материалы, без последующей фильтрации полученной информации на искренность.
Цель нашей работы – исследование факторов неискренности среди девушек и молодых людей.
 Объектом исследования явились гендерные особенности неискренности.  Предмет исследования – показатели «шкалы лжи».
Мы предположили, что степень воздействия фактора социальной желательности, способствующего увеличению показателей неискренности, различна для молодых людей и девушек.
Методики исследования: шкала лжи из опросника EPI Айзенка, шкала социального самоконтроля Снайдера, шкала диагностики самооценки мотивации одобрения.
Психолог в своем исследовании имеет дело с аспектами внутреннего мира испытуемого, то есть в этом случае его искренность будет олицетворять убежденность и веру в достоверность своих ответов. Именно поэтому метод постановки контрольных вопросов, чаще всего встречающихся в составлении шкал лжи, направлен на выявление устойчивости взглядов респондентов. То есть при отсутствии противоречивых ответов, экспериментатор может сделать вывод об искренности испытуемого. Однако в конце 1970 года американские психологи Н. Бредберн и К. Стокинг провели ряд исследований на валидность шкалы лжи (по: Экман П., 1999). В ходе них было установлено, что максимально высокие показатели по этой шкале отмечаются у тех испытуемых, чьи представления о морали и общественно приемлемом поведении (в том числе и своем), являются наиболее жесткими и неукоснительными.
Изучению данной проблематики посвятил свою научную диссертацию отечественный социолог А.Ю. Мягков (Мягков А.Ю., 2000). Ряд экспериментов, проведенных автором, указывают на тот факт, что в любом исследовании, при использовании любого арсенала методик, любой вопрос, входящий в состав опросника может стать катализатором искажения ответов испытуемым, что впоследствии может существенно нарушить ход исследования. Также исследования А.Ю. Мягкова показали, что использование некоторых статистических опросных стратегий может способствовать укреплению доверительных отношений между экспериментатором и испытуемым. К такому методу может отнестись техника «запечатанного буклета», представляющая собой эксперимент, в котором испытуемый отвечал на все вопросы анкеты дважды (в режиме обычного пер¬сонального интервью и «запечатанного буклета»). Вопрос-ные формы были специально адаптированы с учетом специфики используемого мето¬да. В основу этого эксперимента легла гипотеза о том, что указанная техника имеет большую результативность в стимулировании искренних ответов испытуемых в сравнении с обычным методом интервьюирования. В ходе анализа результатов проведенного исследования данная гипотеза была опровергнута, поскольку при подсчете данных обнаружилась несущественная разница между показателями. Эта разница составила всего 4% от общего количества показателей.
Отечественный социальный психолог А.А. Чугуй (Чугуй А.А., 2013) провела ряд экспериментов, в основу которых легла гипотеза о том, что представления о лжи у девушек и юношей имеют различия. Были опрошены около 100 девушек и юношей, полученные результаты позволили сделать вывод о том, что восприятие и определение феномена лжи у мужского и женского населения примерно синонимичны, однако лексический диапазон девушек значительно шире.
Наша работа основана на материалах двух серий одного исследования, проведенного в разное время в г. Москве. Исследование проводилось в здании общежития Московского Государственного Университета, тестированию подлежали 20 студентов МГУ в возрасте от 23 до 28 лет, из них 10 мужского и 10 женского пола, соответственно. Условия проведения тестирования были стандартные, в инструкции к методикам не вносилось никаких изменений.
В рамках второй серии исследования использовались те же самые методы и методики, изменены были условия проведения: испытуемым предлагалось представить, что они находятся на собеседовании при устройстве на желаемую работу. Инструкция к методикам была изменена на следующий текст: «Представьте, что Вы собираетесь устраиваться на работу в одну очень крупную компанию. Работа хорошо оплачиваемая, должность очень интересная, ответственная, перспективная и престижная, соответственно, конкурс на эту должность очень большой. Требования к кандидатам: доброжелательность, стрессоустойчивость, коммуникабельность, умение работать в команде, пунктуальность. В виду того, что очень большой поток людей, Вам необходимо пройти собеседование в письменной форме, поэтому, отвечая на вопросы, будьте предельно внимательны, потому как от результатов будет зависеть, получите Вы эту должность или нет».
Для того чтобы определить различие показателей между группами, мы провели исследование с помощью определения t-критерия Стьюдента.
Фактор социальной желательности имел место в четырех случаях из шести – при анализе результатов, полученных в ходе опроса по шкале лжи и шкале мотивации одобрения.
 Как показали результаты исследования, фактор социальной желательности так или иначе может влиять на желание испытуемых исказить показатели методик. В рамках интерпретации результатов по шкале лжи допустимое количество баллов для того, чтобы считать испытуемого искренним варьируется от 0 до 4, и большинство показателей второй серии исследования не выходили за пределы 4 баллов, мы можем отметить искренность испытуемых вне зависимости от изменения условий проведения.
Показатели шкал у испытуемых мужского пола были меньше, чем у испытуемых женского пола, отсюда можно сделать вывод о том,  что женщины больше подвергнуты влиянию фактора социальной желательности.
Поставленная в основу исследования гипотеза о том, что фактор социальной желательности по-разному влияет на искренность в ответах на опросы у лиц мужского и женского пола, оправдалась.
Мы полагаем, что для детекции неискренности эффективнее будет использование метода наблюдения за невербальным поведением испытуемого в процессе беседы. В тех же случаях, когда ложь может иметь социально-негативные последствия, необходимо использовать инструментальные методы детекции лжи.
Также, исходя из результатов исследования можно сделать вывод о том, что разработка более подробных шкал искренности в методиках и последующая их валидизация - наиболее актуальная на данный момент проблема. Однако применение в личностных опросниках модифицированной шкалы лжи дало бы возможность получить более качественные результаты.

Использованная литература
1. Мягков А.Ю. Искренность испытуемых в массовых опросах:  диссертация доктора социологических наук / А.Ю. Мягков. - М.: Мир безопасности, 2000. - 230 с.
2. Чугуй А.А. Гендерные особенности понимания лжи // Философские науки. 2013. №4. С. 23-27.
3. Экман П. Психология лжи: Пер. с англ. - Спб.: Питер, 1999. - 280 с.

Харланова М.М.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 4
Добрый день! Скажите, в Вашем эксперименте выбор возрастных границ испытуемых чем-то был обусловлен?

Купцова Д.М.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 3
Добрый день! Нет, выборка была подобрана рандомно, главным условием было найти разнополых испытуемых.
Я полагаю, испытуемые более старшего возраста менее подвержены фактору социальной желательности. Проведу следующее исследование, сравнив разные возрастные группы.
Спасибо за вопрос!