Автор Тема: Индивидуально-психологические особенности личности участников моббинга  (Прочитано 1099 раз)

Червякова Т.Г.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 3
Индивидуально-психологические особенности личности участников моббинга

Червякова Т.Г., студентка Московского городского
психолого-педагогического университета, Москва
Научный руководитель - Коноплева И.Н.

В настоящее время в школьной подростковой среде достаточно распространены различные формы конфликтов и проявлений агрессии, становится все более актуальной проблема насилия. Практически в каждом классе есть ученики, которые становятся жертвами издевательств со стороны сверстников. Особенно актуально исследование влияния насилия на личность в подростковом возрасте, когда образ Я, как продукт самосознания, проходит важный этап развития. В этот возрастной период воздействие любого вида насилия накладывает на личность свой отпечаток. Усвоив определенные паттерны поведения, например, поведение "жертвы", подросток может следовать им всю последующую жизнь. При этом негативно ситуация влияет не только на "жертв", но и на "преследователей", так как у них возникают проблемы с развитием эмпатии по отношению к другим людям, что грозит привести к криминальному и девиантному поведению. В последнее время особое внимание исследователей привлекает позиция невольных свидетелей происходящего. Сами они не подвергаются непосредственной агрессии, но доказано, что в результате ощущения собственной беспомощности их самооценка резко снижается (Лэйн Д.А., 2001). 
Работники школы и педагоги стараются дистанцироваться  от проблемы школьной травли, так как они не имеют достаточной осведомленности о причинах и формах моббинга во взаимоотношениях между школьниками. Как правило, учителя не представляют масштабов распространения проблемы и не знают, как бороться с этим набирающим обороты явлением. 
Явление моббинга в образовательной среде все больше становится международной проблемой. Впервые публикации на тему школьной травли появились довольно давно, еще в 1905 г. К. Дьюкс опубликовал свою работу, но первые систематические исследования проблемы  моббинга принадлежат скандинавским ученым, среди них: Д.Олвеус, П.П. Хайнеманн, А.Пикас, Е.Роланд. После того, как Ден Олвеус в конце 70-х провел первое исследование по предотвращению проблемы моббинга, было проведено много исследований, которые позволили глубже понять проявления данного феномена, поведение в ситуации моббинга и факторы, его вызывающие. Затем интерес возник и в Великобритании. Среди британских исследователей следует отметить В.Т.Ортона, Д.А. Лэйна, Д.П. Таттума, Е. Мунте (Кон И.С., 2006). В США особое внимание к моббингу стали проявлять в начале 1990-х гг.
В нашей стране мы отмечаем исследования, проведенные Ачитаевой И.Б., 2010; Глазман О.Л., 2009, Петросянц В.Р., 2011. В своих публикациях проблемы моббинга касаются также отечественные психологи - Вишневская В.И., 2010; Кон И.С., 2006; Кутузова Д.А., 2007; Маланцева О.Д., 2007; Стрельбицкая A.A., 2010; Файнштейн Е.И., 2010.
Особое внимание исследователями уделяется изучению индивидуально-психологических особенностей участников моббинга.
Олвеус в своей первой книге о моббинге описывает два личностных типа – «школьный хулиган» и «мальчик для битья». Эти два личностных типа являются потенциальными преследователями и жертвами моббинга. Состав школьного класса может иметь четыре конфигурации:
1) в нем нет потенциальных преследователей и жертв;
2) в нем присутствует потенциальная жертва;
3) в нем присутствует потенциальный преследователь;
4) в нем присутствуют оба личностных типа.
При варианте 1 в классе не существует риска возникновения моббинга или же он минимален. Варианты 2 и 3 предполагают некоторую долю риска, а при варианте 4 риск возникновения моббинга высок. Понятия «потенциальная жертва» и «потенциальный преследователь» подразумевают не только характеристики личности, но и наличие некоего контекста, который задается присутствием в контакте одновременно обоих типов. Следовательно, субъект, обладающий характерными для преследователя чертами личности, не обязательно станет заниматься травлей, однако, если рядом окажется потенциальная жертва, то вероятность такого развития событий существенно возрастает (Руланн Э., 2012).
Для того чтобы лучше понять индивидуально-психологические особенности участников моббинга, необходимо рассмотреть, какие позиции они занимают и какие роли играют. Последние исследования показали, что моббинг наиболее правильно рассматривать как социальное явление, в которое включены не только жертвы и агрессоры, но и все остальные. Существует достаточно много классификаций ролей в моббинге. В большинстве исследований выделяются три основных категории: преследователь, жертва, свидетель. Е. Роланд описывает «моббинг-структуру», как социальную систему, включающую в себя преследователей, их жертв и сторонних наблюдателей. Каждый участник системы имеет свое мнение по поводу происходящего (Глазман О.Л., 2009).
Финский исследователь Кристина Салмивалли и ее коллеги  расширили категорию свидетелей в соответствии с их ролями по отношению к моббингу. Они отмечают, что некоторые ученики поддерживают и поощряют преследователей, другие пытаются защитить жертву, в то время как большинство попросту пассивны. Введение таких категорий требует получения дополнительных сведений обо всех учащихся и способствует лучшему пониманию причинно-следственных связей и разработке соответствующих мер для различных групп учащихся (Руланн Э., 2012).
Роли жертвы и преследователя в западной литературе исследованы значительно лучше, нежели роли помощников, защитников и нейтральных участников.
Петросянц выделяет следующие факторы, влияющие на выбор роли участниками моббинга: особенности самоотношения, уровень развития коммуникативных способностей, враждебность и агрессивность в межличностном взаимодействии, социометрический статус ребенка, уровень и направленность аффективных переживаний, наличие социальной поддержки, специфика поведения в конфликтной ситуации (Петросянц В.Р., 2011).
Вопрос влияния индивидуально-психологических особенностей личности подростка на принятие им роли в ситуации моббинга остается достаточно актуальным. Зарубежными исследователями предпринимались попытки создания некоего типологического портрета носителей ролей в ситуации моббинга в образовательной среде. Мы планируем расширить данный портрет такими категориями как механизмы психологической защиты, копинг-стратегии и акцентуации характера.
Нами выдвинуты следующие гипотезы:
Ведущая гипотеза - индивидуально-психологические особенности участников моббинга различаются в зависимости от того, к какой ролевой позиции относится подросток.
Исходя из ведущей гипотезы были сформулированы частные гипотезы:
-  у "преследователей" будут ярко выражены  гипертимная и эпилептоидная акцентуации характера, у "жертв" - лабильная, сензитивная и астеноневротическая акцентуации, в то время как у "свидетелей" яркие проявления акцентуаций будут отсутствовать.
- у "преследователей" будут преобладать такие механизмы психологических защит как проекция и замещение, у "жертв" - отрицание, регрессия и вытеснение, в то время как у "свидетелей" прямой связи между защитными механизмами  и ролевой позицией просматриваться не будет.
- "преследователи" будут использовать преимущественно проблемно-ориентированные копинг стратегии, "жертвы" - преимущественно эмоционально-ориентированные, в то время как "свидетели" будут одновременно использовать как проблемно, так и эмоционально-ориентированные копинг стратегии.

Список литературы:
1. Глазман О.Л. Психологические особенности участников буллинга // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. - 2009. №105. С. 160-164.
2. Кон И.С. Что такое буллинг и как с ним бороться // Семья и школа. 2006. №11. С. 15-18.
3. Лэйн Д. А. Школьная травля (буллинг) // Детская и подростковая психотерапия / под ред. Д. Лэйна и Э. Миллера. СПб., 2001. С. 240-276.
4. Петросянц В.Р. Психологическая характеристика старшеклассников, участников буллинга в образовательной среде, и их жизнестойкость : дис. ...канд. псих. наук: 19.00.07 / Петросянц Виолетта Рубеновна. - Спб., 2011. – 210 c.
5. Руланн Э.  Как остановить травлю в школе. Психология моббинга / Пер. с норв. - М.: Генезис, 2012. - 264 с.