Автор Тема: К вопросу о нейропсихологическом анализе нарушений мышления...  (Прочитано 539 раз)

Гусева И.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 1
К вопросу о нейропсихологическом анализе нарушений мышления
в экспертно-реабилитационной практике

Гусева И.Д., студентка Московского государственного
психолого-педагогического университета, Москва
Научный руководитель – З.В. Луковцева

Нейропсихологический анализ нарушений ВПФ и эмоционально-личностной сферы при локальных поражениях мозга входит в число задач экспертной деятельности клинического психолога и является необходимым условием эффективности последующей реабилитации соответствующих категорий подэкспертных. Как функциональная, так и топическая нейропсихологическая диагностика находят свое применение в КСППЭ, МСЭ и иных видах экспертизы. Между тем, не все психические процессы и функции в равной степени исследованы с нейропсихологической точки зрения, а их экспертная оценка имеет весьма неравномерное методическое обеспечение. В частности, мышление существенно чаще становится предметом изучения экспертов-патопсихологов, хотя понимание его мозговых механизмов на различных отрезках континуума «норма-патология» перспективно не только в сугубо практическом, но и в научно-исследовательском отношении.
Еще в 1960-е годы А.Р. Лурия указывал: «…изучение мозговой организации мышления не имеет истории вообще» (Лурия А.Р., 1962, с. 307). Одной из основных причин недостаточной изученности данной проблемы считалось представление об отсутствии конкретных мозговых механизмов высших форм интеллектуальной деятельности.
Мышление определяется как активная саморегулирующаяся форма психической деятельности, носящая опосредованный характер. Оно обеспечивает не только отражение окружающей действительности, но и решение определенной задачи, а также исследование проблемных ситуаций (Зейгарник Б.В., 2003; Хомская Е.Д., 2005; Цветкова Л.С., 1995, 2004).
Обязательным является исследование способности пациента/подэкспертного к осуществлению мыслительных операций. В качестве последних Е.Д. Хомская предлагала рассматривать различные вербально-логические, наглядно-образные и числовые «умственные действия», которые сложились в общественно-исторической практике и обеспечивают установление общих взаимосвязей, понимание сущности конкретных явлений и обобщение свойств однородной группы явлений (Хомская Е.Д., 1995). Примерами таких операций могут служить анализ, синтез, абстрагирование, сравнение, обобщение, конкретизация.
Нейропсихологов интересуют не только структурно-операциональные, но и процессуальные характеристики мышления; соответственно, при анализе нарушений данной ВПФ в обязательном порядке исследуются особенности каждой стадии мыслительного процесса, – предварительной ориентировки в условиях диагностической задачи, вырабатывания стратегий ее решения и пр. (Хомская Е.Д., 1995). Предметом специального рассмотрения могут становиться, скажем, кинетические характеристики мыслительной деятельности, нарушение которых выражается в ригидности, тенденции к фиксации на предыдущей стадии мыслительного процесса и ранее использованных способах выполнения задания (премоторные очаги).
В нейропсихологической практике закрепилась дифференциация наглядно-действенного, наглядно-образного и словесно-логического (вербально-логического) видов мышления, одновременно отражающая онтогенетическое развитие рассматриваемой ВПФ (Бизюк А.П., 2005; Зейгарник Б.В., 2003). Данная классификация может находить применение в экспертно-реабилитационной работе нейропсихолога с людьми разных возрастов.
Наглядно-действенное мышление представляет собой процесс решения конструктивных задач и подразумевает активное использование речи, с помощью которой происходит выделение существенных признаков и, напротив, отвлечение от несущественных. Нарушения наглядно-действенного мышления проявляются как хаотичность конструктивной деятельности с преобладанием пространственных ошибок; такого рода является можно наблюдать при поражении т.н. ассоциативных комплексов (префронтальной коры и зоны ТРО в обоих полушариях) (Визель Т.Г., 2005; Цветкова Л.С., 2004).
Наглядно-образное мышление связано с представлением ситуаций и происходящих изменений в них, которые человек хочет получить в результате своей деятельности. Нарушения наглядно-образного мышления характерны для следующих локализаций поражения:
   теменно-затылочные отделы коры правого полушария (на первый план выступает разобщение чувственно-образных представлений);
   базальные лобные отделы коры обоих полушарий (преобладают трудности включения в деятельность и патологическая инертность);
   префронтальная кора обоих полушарий (наблюдаются фрагментарность, соскальзывание, резонерство и иные нарушения произвольной организации мыслительной деятельности) (Визель Т.Г., 2005).
Наконец, вербально-логическое (речевое) мышление является основным средством познавательной деятельности и использования знаний; оно порождается мотивом, который, в свою очередь, формирует мысль, опосредованную словом. Нарушения речевого мышления встречаются при таких же очагах, что и нарушения предыдущего вида мышления, однако здесь существенно большую роль играют поражения левого полушария (Визель Т.Г., 2005; Цветкова Л.С., 1995).
С нейропсихологической точки зрения опосредованность мышления позволяет рассматривать его нарушения в тесной связи с афазиями, акалькулиями и иными нарушениями способности к оперированию знаково-символическими системами. Не случайно нарушения мышления всегда связывались нейропсихологами в большей степени с корковой патологией левого полушария (у правшей).
Например, при поражении левой височной области на фоне акустико-мнестической или сенсорной афазии наблюдаются затруднения в выполнении последовательных дискурсивных операций, основанных на использовании речевых связей или следов. Такие же проблемы возникают и при решении задач, не требующих речевого сопровождения, но предполагающих удерживание речевого материала в памяти. Хорошими иллюстрациями могут служить примеры решения пациентами задач на устный счет (Бейн Э.С., 1962; Лурия А.Р., 1962; Цветкова Л.С., 1995, 2004). При этом наглядно-образное мышление обнаруживает относительную сохранность. Аналогичным образом можно рассматривать и другую категорию модально-специфических нарушений мышления, наблюдаемую у больных с поражениями теменно-затылочных отделов коры слева (здесь трудности пространственного анализа и синтеза возникают из-за ослабления или полного выпадения оптико-пространственного фактора).
Выделяют и модально-неспецифические нарушения мышления при локальных поражениях коры левого полушария. В отличие от вышеописанных, такие нарушения носят первичный характер и не обнаруживают связи с гностическими и мнестическими проблемами. Сюда можно отнести «кинетические» последствия поражений премоторной коры левого полушария, кратко упомянутые выше, а также распад самой структуры интеллектуальной деятельности при поражении префронтальной коры слева. Наряду с сохранностью понимания простейших вербально-логических отношений и аналогий, у пациентов с такими очагами наблюдаются выраженная интеллектуальная инактивность и нарушение избирательности семантических связей.
К числу перспективных направлений изучения мыслительной патологии с нейропсихологических позиций можно отнести выявление специфики соответствующих синдромов у лиц с функциональной доминантностью правого полушария. Остаются актуальными и исследования нарушений мышления при поражении правого полушария. Необходимость синдромного анализа мыслительной деятельности особенно велика, когда речь идет о медико-социальной экспертизе, результаты которой ложатся в основу вывода об определении группы инвалидности и построения индивидуальной программы реабилитации.
Список использованной литературы:

1.   Бейн, Э.С. «Афазия и пути ее преодоления». Издательство «Медицина», 1964.
2.   Бизюк, А.П. Основы нейропсихологии: Учебное пособие. – СПб: Речь, 2005. – 293 с.
3.   Визель, Т.Г. Основы нейропсихологии: учеб. для студентов вузов Т.Г. Визель. -- М.: АСТАстрель Транзиткнига, 2005.- 384 с.
4.   Зейгарник, Б.В. Психология личности: норма и патология: Избранные психологические труды / Под ред. М.Р. Гинзбурга. – 2-е изд., испр. – М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2003. – 416 с. (Серия «Психологи России»).
5.   Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. -- М.: Изд-во Московского Университета, 1962.
6.   Хомская, Е. Д. Нейропсихология: 4-е издание. — СПб.: Питер, 2005. — 496 с.
7.   Цветкова, Л.С. Мозг и интеллект: Нарушение и восстановление интеллектуальной деятельности.— М.: Просвещение — АО «Учеб. лит.»,  1995.—304 с.
8.   Цветкова, Л.С. Нейропсихологическая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность: Учеб. пособие. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004. — 424 с. — (Серия «Библиотека психолога»).