Автор Тема: К вопросу о ситуационной диагностике семейных отношений в рамках судебной...  (Прочитано 388 раз)

Ефанова М.Г.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 1
К вопросу о ситуационной диагностике семейных отношений в рамках судебной психологической экспертизы по спорам о воспитании и месте проживания ребенка

Ефанова М.Г.
Курская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (г. Курск)
Бердников Д.В.

Судебно-психологические экспертизы по спорам о воспитании ребенка (детей) по праву считаются одними из наиболее сложных и предполагающими исследование большого количества переменных. Традиционно они включают 3 этапа экспертного исследования: индивидуальную диагностику; ситуационную диагностику семейных отношений; прогностическую клинико-психологическую оценку психического развития ребенка. При этом одной из наиболее актуальных проблем является подбор соответствующего психодиагностического инструментария (Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С., 2013; Горьковая И.А., 2017).  Выбор методов индивидуален, обусловлен спектром знаний и личными предпочтениями эксперта. Однако ситуация судебной экспертизы специфична, заставляет придерживаться принципов целесообразности, минимальной достаточности количества и информативности методик, высокой объективности получаемых данных. Обобщение практики производства подобных экспертиз показывает, что в заданных условиях наиболее спорной задачей для эксперта–психолога является ситуационная диагностика семейных отношений, тем более что не существует специализированных судебно-психологических методик диагностики семейных отношений. С другой стороны бытует мнение о том, что при производстве экспертизы «с обоими (родителями) проводится весь комплекс необходимых процедур (…) или с обоими вообще не проводятся эти процедуры» (Горьковая И.А., 2017). Исходя из этого, важно рассмотреть возможности применения существующего психодиагностического инструментария для решения задач судебно-психологической экспертизы.
Высказанное И.А. Горьковой положение о «симметричном» обследовании родителей вполне реализуемо в отношении диагностики индивидуально-психологических особенностей родителей, при применении широкого спектра патопсихологических и проективных методик, опросников и тестов (Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А., 2012). Однако касаемо диагностики системы семейных взаимоотношений все иначе. Во-первых, при судебной экспертизе необходимо получение объективных, защищенных от установочного поведения данных. Во-вторых, требование воспроизводимости при повторном тестировании и одинаковой интерпретации результатов различными экспертами позволяет использовать проективные методы только для подтверждения основных данных. В третьих, методики должны отражать различные аспекты отношений, в том числе родительские установки и стили воспитания.
В настоящее время диагностика системы семейных взаимоотношений  традиционно представлена рядом тестов: «Опросник родительских отношений», PARY, «Опросник детско-родительского эмоционального взаимодействия», опросник «Сознательное родительство», «Анализ семейных взаимоотношений», «Шкала привязанности ребенка к членам своей семьи» и т.д. Все они создавались в целях последующей психокоррекционной и психотерапевтической работы. Соответственно, не было задачи защиты получаемых данных от установочных искажений, использовались прямые вопросы с возможностью понимания их совокупного значения. Кроме того, даже поверхностный анализ психологических методик показывает их недостатки для использования в судебно-психологической экспертизе.
Так, «Опросник родительских отношений» ориентирован на изучение особенностей родительской позиции в изначально проблемных семейных взаимодействиях с конкретным ребенком. Следовательно, если в семье несколько детей целесообразно заполнять опросник в отношении каждого из них, что предполагает дополнительные затраты времени. К тому же из-за авторских ошибок в стандартизации методики, требуется перерасчет психометрических показателей теста. PARI изначально рассчитан исключительно на матерей. В адаптации Т.В. Нещерет он известен под названием «Семейная жизнь глазами матери», имеет низкую прогностическую способность и недостаточные психометрические характеристики. Это же касается теста «ОДРЭВ», в котором мать может демонстрировать любую степень своей «эмоциональной привязанности» к ребенку. «Сознательное родительство» хотя и предназначен для обоих родителей, но не защищен от установочного поведения испытуемых, предполагая субъективную оценку собственного отношения. Наиболее информативным для судебно-психологических задач является опросник «Анализ семейных взаимоотношений», раскрывающий особенности отношений к детям разных возрастных групп. Кроме того, низкий уровень образованности наших людей служит определенной защитой получаемых результатов от установочных искажений.
В сложившихся условиях наиболее эффективно себя показывают психосемантические методы. К таковым относится модификация Цветового теста отношений А. Эткинда. Тест позволяет оценить эмоциональное состояние на момент обследования, ассоциативные связи чувств, переживаний с членами семьи, переживания в отношении реальной и желаемой семьи. Данная методика в большей мере ориентирована на имплицитный уровень системы отношений, дает возможность избежать установочного поведения родителей и психотравмирования детей.
Касаемо судебно-психологической диагностики детей, важным является их возраст, согласно которому подбираются методы. Относительно универсальными являются психосемантическая модификация Цветового теста отношений (А. Эткинд), методика определения семейных отношений (Р. Жиль), детский тест тематической апперцепции (САТ), «Рисунок семьи». Однако в связи с тем, что на экспертизу часто попадают дети уже прошедшие консультации у школьных психологов, использовать рисуночные тесты нужно с осторожностью, ставя под сомнение их достоверность. 
Открытым вопросом является использование диагностики совместной деятельности (Терехина С.А., 2012). В случае остроконфликтных отношений между родителями и проживании детей с одним из них в течение длительного времени (при индуцировании отношения одного родителя к другому) совместная деятельность теряет свою эффективность, информативность и может привести к психотравмирующему воздействию на малолетнего. Данный метод не имеет четких критериев оценки и скорее отражает актуальное состояние. Например, в благополучных семьях часто воспитанию ребенка больше внимания уделяет мать, в то время как отец работает. При таких условиях совместная деятельность ребенка с матерью будет более продуктивной, нежели с отцом.
Таким образом, утверждение И.А. Горьковой о необходимости использования одинакового комплекса диагностических процедур для оценки эмоциональных семейных отношений нереализуемо на практике, как минимум из-за отсутствия необходимого числа методик. Более того, традиционный психодиагностический инструментарий не соответствует необходимым для судебно-психологической экспертизы параметрам, что ставит актуальной проблему разработки специализированных методик.

Список литературы
1. Горьковая И.А. Проблемные поля судебно-психологической экспертизы о
праве на воспитание детей // Прикладная юридическая психология. 2017. № 1. С. 55-61.
2. Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Психодиагностические методы исследования в судебно-психологической экспертизе: Учебное пособие для экспертов. Учебное пособие для студентов факультета психологии высших учебных заведений / Редакторы-составители В.Ф. Енгалычев, С.С. Шипшин. Издание 2-е, исправленное и дополненное – Калуга: КГУ им. К.Э. Циолковского, 2013. - 390 с.
3. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. – 2 изд., испр. – М: /Генезис, 2012. – 192 с.
4. Терехина С.А. Практика использования пробы на совместную деятельность в экспертных исследованиях несовершеннолетних в гражданском процессе [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2012. № 2. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2012/n2/53458.shtml (дата обращения: 11.05.2017)