Автор Тема: Способность к решению проблемных задач у лиц, проживающих в...  (Прочитано 248 раз)

Сорокина А.В.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 1
Способность к решению проблемных задач у лиц, проживающих в психоневрологическом интернате
Сорокина А.В.
Московский городской психолого-педагогический университет
(г. Москва)
Научный руководитель – Русаковская О.А.
Одной из наиболее актуальных для современной судебной психиатрии проблем является разработка дифференцированного и доказательного подхода к оценке юридического критерия дееспособности – «способности понимать значение своих действий и руководить ими». За рубежом российскому правовому понятию «дееспособность» наиболее соответствует медико-правовое понятие «capacity», отражающее соответствие способности пациента принимать решения требованиям ситуации, в которой он находится. Юридическим критерием «capacity» является «способность гражданина понимать и оценивать ситуацию», что предполагает способность прогнозировать риски, видеть альтернативные выходы из ситуации, делать и обосновывать свой осознанный выбор, сообщать о сделанном решении (Grisso T., 2003; Харитонова Н.К., Русаковская О.А., 2016). Зарубежными исследователями успешно применяются различные стандартизированные и полустандартизированные методики оценки способности принимать решения в различных сферах (Grisso T., 2003), которые, не заменяя клинико-психопатологическое исследование, успешно дополняют его, обеспечивая эксперта «структурой», позволяя количественно оценивать юридически релевантные функциональные способности, расширяя возможности экспериментальных исследований, делая более доказательным для судей экспертные выводы.
В российской экспертной практике подобные методы не применяются, что определяет актуальность настоящего исследования, целью которого является разработка методики, предназначенной для оценки способности принимать решения в различных сферах практической жизни.
За основу нами была взята методика Decision-Making Instrument for Guardianship (DIG) (Anderer S.J., 1997; Харитонова Н.К., Русаковская О.А., Королева Е.В., Васянина В.И., 2016). Методика была разработана для оценки способности лиц, страдающих психическими расстройствами, к автономному проживанию. Теоретической основой метода была теория решения социальных проблем (D’Zurilla T.J., Nezu A.M., 1982). Методика представляла собой 8 проблемных ситуаций, касающихся гигиены, питания, здоровья, приобретения имущества, пользования деньгами и т.д. Автором были разработаны стандартизированные критерии оценки результатов, оценивающие в баллах способность пациента определить проблему, видеть альтернативы, последовательность мышления, способность к обобщению и сопоставлению.
Мы выделили сферы практической жизнедеятельности, имеющие значение для оценки способности человека проживать самостоятельно и распоряжаться финансами: способность к самообслуживанию и ведению домашнего хозяйства, способность заботиться о своем здоровье, способность выполнять социальные и финансовые обязательства (оплачивать коммунальные платежи, выплачивать кредит), способность поддерживать социальные обязательства, распоряжаться своей собственностью (заключать договор ренты, составлять завещание) и разработали 14 проблемных ситуаций, ориентированных на эти сферы жизнедеятельности.
В качестве примера приведем проблемную ситуацию №3, направленную на оценку способности понимать значение своих действий в сфере способности заботиться о здоровье:
Женщине 78 лет, проживает одна. Страдает от сахарного диабета, из-за чего вынуждена постоянно принимать лекарства. В последнее время у нее начались проблемы с памятью: забывает, куда положила вещи; не помнит, приняла ли лекарство; пропускает приемы у врача.
К каждой из проблемных ситуаций предлагался перечень вопросов.
В исследовании приняли участие 14 человек от 22 до 74 лет, страдающих хроническим психическим расстройством (умственная отсталость умеренной степени – 9 человек, шизофрения параноидная – 5 человек) и проживающих в психоневрологическом интернате. Актуальный гражданско-правовой статус испытуемых был следующим: 5 человек признаны недееспособными, дееспособность одной испытуемой ограничена, 8 человек дееспособны.
Процедура исследования была следующей: испытуемому зачитывалась проблемная ситуация (или давалась карточка с проблемной ситуацией). После этого ему предлагалась рассказать, что произошло, и задавались вопросы из перечня. Ответы тщательно фиксировались в протоколе.
В качестве примера приведем сокращенный протокол ответов испытуемого, страдающего параноидной шизофренией: «Ну, если лекарства не принимаешь, то уже как бы плохо получается. Да в больницу она попадет, получается. По своей же болезни… Ну, видимо уже память плохая… Наверно, психиатру надо звонить в диспансер, или идти в диспансер, и сказать, что у нее плохая память. Назначат лекарства, так получается. Ну, я думаю, будильник она тоже может поставить забыть. Надо к Христу обращаться, наверно. Иисусу Христу. У него память хорошая…»
На основании полученных ответов нами были сформулированы 2 группы критериев оценки. Первая группа критериев относилась к содержанию ответов и этапам принятия решения. Вторая группа оценивала характер работы в ходе выполнения всей методики, в том числе, объем необходимой помощи. По каждому из критериев испытуемый получал три возможные оценки: 0, 1, 2. Например, по критерию «Адекватность ответа»:
0 - полностью неадекватны;
1 - ситуация воспринята верно, однако ответы на последующие вопросы (относительно причин возникновения, вариантов решения, оценки рисков или обоснования выбранного решения) неадекватны;
2 - полностью адекватны.
На основании полученных ответов нами были выделены следующие факторы, влияющие на способность принимать решения:
- нарушение самого механизма принятия решений;
- недостаток знаний;
- недостаток жизненного опыта;
- определенные индивидуально-психологические особенности.
В ходе исследования было выявлено, что лица, имеющие опыт самостоятельного проживания, дают больше альтернативных вариантов ответов и лучше их аргументируют, что соотносится с тем, что при решении знакомой проблемы, человек прибегает к типичной для нее модели поведения (согласно психологической теории принятия решений Кудрявцева И.А.) (Корзун Д.Н., Ткаченко А.А., 2013). Поэтому максимально качественные ответы на проблемные ситуации, привычные для человека, не могут являться единственным аргументом в пользу сохранности у него способности к принятию решений. Также, успешность в решении проблемных ситуаций не может свидетельствовать, что человек будет успешен в решении аналогичных задач в реальной жизни.
Таким образом, в рамках данного исследования, нами была разработана процедура полустандартизированной оценки способности принимать решения в смоделированных проблемных ситуациях и апробирована на лицах, проживающих в ПНИ. Был разработан стимульный материал, а также критерии оценки ответов. Планируется дальнейшая апробация методики на различных группах испытуемых.

Список литературы:
1.   Корзун, Д.Н., Ткаченко, А.А. Психопатологические механизмы принятия юридически значимых решений // Российский психиатрический журнал. – 2013. – № 2. – С. 11-19.
2.   Харитонова, Н.К., Русаковская, О.А. Методологические подходы к определению недееспособности в зарубежной судебно-психиатрической практике // Российский психиатрический журнал.– 2016. – №5. – С. 33-43.
3.   Харитонова, Н.К., Русаковская, О.А., Королева, Е.В., Васянина, В.И. Проблема ограниченной дееспособности в России и за рубежом : Аналитический обзор. – М.: ФГБУ «ФМИЦПН им В.П. Сербского» Минздрава России, 2016. – 96 с.
4.   Anderer, S.J. Developing an instrument to evaluate the capacity of elderly persons to make personal care and financial decisions. Unpublished doctoral dissertation, Allegheny University of health Sciences, 1997.
5.   D’Zurilla, T.J., Nezu, A.M. Social problem solving in adults // Advances in cognitive-behavioral research and theory. N.Y., 1982.
6.   Grisso T.S. Evaluating Competencies. Forensic assessments and instruments. 2003.