Автор Тема: Взаимосвязь образа друга и особенностей стилей взаимодействия...  (Прочитано 239 раз)

Белова Е.Д.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 1
Взаимосвязь образа друга и особенностей стилей взаимодействия в подростковом возрасте
Белова Е. Д.
ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия
Научный руководитель: Моисеева Л.П.
преподаватель кафедры
"Юридическая психология и право"
факультета юридической психологии,
ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия.
Подростковый возраст – это важный этап развития человека, в котором протекает стадия онтогенетического развития человека от детства к взрослости. (Обухова Л.Ф., 2009). Подросток претерпевает физиологические, психологические и социальные, качественные изменения. Данный возраст также можно охарактеризовать как переломный или переходный этап жизни человека.
Проблема нахождения своего места в окружающем мире, взаимоотношений с близкими людьми, осознания себя всегда волновала человека. Условия, когда возрастает конкуренция, расслоение общества на более и менее состоятельных людей приводят к отчуждению, которое характеризуется не только дистанцированностью от других людей, но и уходом в себя (Лисина М.И, 1996). Вынужденная изолированность или же непринятие другими воспринимается индивидом как травмирующая ситуация, результатами которой может быть хроническое заболевание, алкоголизм, наркозависимость или суицид. В этих условиях личные доверительные отношения между людьми, которые относятся к индивидуально-субъективным связям человека являются наиболее важными для изучения. Самой распространенной формой межличностных доверительных взаимоотношений является дружба (Макеева Т.Г., 2011).
Дружба – постоянный процесс взаимопознания, взаимоизменения, взаиморазвития. Кон И.С., изучавший проблему дружбы, отмечает, что любой отдельно взятый акт межличностного взаимодействия и весь этот процесс в целом можно рассматривать и как поведенческий процесс сближения и соотнесения двух независимых друг от друга субъектов, и как познание одного субъекта другим, и как удовлетворение какой-то внутренней эмоциональной потребности субъекта (Кон И.С., 2005).
Актуальность проблемы заключается в том, что взаимоотношения, и в частности дружеские отношения, являются значимыми компонентами подросткового возраста. Дружба между сверстниками влияет на формирование социализации, самовосприятие подростка. Вступление подростками в группы сверстников неизбежно (Панферов В.Н., Куницина В.Н., 2013). И если в семейных и школьных взаимоотношениях у подростка присутствует дисгармония, то это сказывается на психологических особенностях его личности, что в свою очередь может сподвигнуть подростка на вступление в группу с асоциальным поведением сверстников, где его не будут осуждать, а будут принимать таким какой он есть.  Следуя асоциальным подростковым поведенческим стереотипам сверстников подросток усваивает и активно применяет девиантные формы поведения, что может привести к асоциальным поступкам (Эльконин Д.Б., 1989).
Для того чтобы проверить взаимосвязь образа друга и особенностей стилей взаимодействия у подростков были рассмотрены две группы подросткового возраста 5-й (младший подростковый) и 10-й класс (старший подростковый) на базе МОУ СОШ «Школа №1» г. Звенигорода. В исследование приняло участие 26 подростков пятого класса и 27 подростков десятого класса.
Для исследования были использованы следующие методики: Тест «Самооценка психических состояний» (по Айзенку); Опросник межличностных отношений (ОМО) (Автор А. А. Рукавишников); Методика диагностики межличностных отношений (Т. Лири); Семантический дифференциал; Проективная методика «Рисунок друга».
По результатам диагностики актуальное психологическое состояние на момент проведения исследования младших и старших подростков является удовлетворительным и спокойным, но при этом они переживают о том, как они выглядят в глазах близких сверстников.
В 5-м классе подросткам не свойственно стремиться к лидерству путем применения силы по отношению к другим людям, а в 10-м классе данный показатель практически приближен к средним значениям, что может свидетельствовать о адекватном проявлении агрессии на агрессивное поведение других людей по отношению к ним.
Младшим подросткам легче изменять стиль взаимоотношения в условиях, требующих ее перестройки, а у старших подростков уже выстроенные определенные стереотипные алгоритмы поведения, которые сложно изменить в условиях, требующих ее перестройки.
Младшие подростки эмоционально открыты для проявления и установления межличностных контактов между сверстниками, но иногда им свойственно сдерживать свои эмоциональные проявления в присутствии сверстников. Также они предпочитают, чтобы к ним относились внимательно, но при этом не контролировали их в совместной деятельности, но сами склонны контролировать эти взаимоотношения. Старшие подростки стремятся контролировать и влиять на остальных, брать на себя ответственность и регулировать, что и как будут делать сверстники, но не хотели бы, чтобы контролировали их. Эта значимость различий подтверждается при помощи критерия Манна-Уитни. Эмоционально они сдержанны по отношению к другим, но хотели бы от сверстников большего эмоционального включения в их деятельность и жизнь.
 У младших подростков доминирует Авторитарный тип поведения, но на адаптивном уровне. Старшие подростки используют различные стратегии поведения в межличностных взаимоотношениях, т.е. способны подстраиваться в зависимости от ситуации. Значимость различий подтверждена статистически при помощи критерия Манна-Уитни.
 В 5-м классе образ себя отличается от образа друга. Воображаемый друг – это человек, на которого можно ориентироваться и положиться.  Друг — это человек, который будет лучше, который будет более мягок, привлекательнее, желаннее самих подростков. В 10-м классе образ себя наделяется такими характеристиками как значимость, полезность, нужность в отличии от образа друга. Друзей они хотели бы видеть более мягкими, желанными, важными в общении, существенными. Значимость различий подтверждена статистически при помощи критерия Манна-Уитни.
Младшим подросткам свойственно проявлять демонстративность, импульсивность. Также свойственно нарушение или недостаток общения, наблюдается страх, связанный с установлением межличностных контактов со сверстниками. Старшим подросткам характерно проявление нарушенного или недостаточного общения, импульсивности. Наблюдается страх связанный с установлением межличностных контактов со сверстниками.
Выводы: Уровень агрессивности и проявление ригидности взаимодействии с другими ярче выражен у старших подростков, чем у младших.
Подростки предпочитают при взаимодействии сами контролировать свое поведение и не желают проявлять контроль по отношению к ним. В группе старших подростков эта тенденция выражена больше.
Подростки разных возрастных групп отдают предпочтение авторитарному типу отношения как к реальному взаимодействию с другими, так и в идеальном представлении о них. Старшим подросткам в общении с другими людьми могут применять больше типов межличностных взаимодействий, чем младшие подростки.
Младшие подростки наделяют образ друга более положительными характеристики, чем старшие подростки.
Уровень проявления дружелюбия при взаимодействии у младших подростков зависит от активной включенности других людей в их деятельности.
Данное исследование выявило разницу в представлении подростков о друге у старших и младших школьников. Эти данные можно использовать при составлении корекционно-развивающей программы, нацеленной на гармонизацию межличностных отношений в среде сверстников.

Список литературы
1. Кон, И.С., Дружба. Спб: Питер, 2005. С. 45–76.
2. Лисина, М.И., Общение детей со взрослыми и сверстниками: общее и различное. //Лисина М.И. Общение личность и психика ребенка. М., Воронеж, 1996. С. 166–201.
3. Макеева, Т.Г., Тестируем детей психологическое тестирование, диагностика интеллекта, профессиональное тестирование. Ростов-на-Дону Феникс 2011. – 348с.
4. Обухова, Л.Ф., Возрастная психология: учебник для вузов. М.: Высшее образование; МГППУ, 2009. – 460 с
5. Панферов, В.Н., Куницина, В.Н. Проблема отношений личности в трудах В.Н.Мясищева //Психологический журнал. 2013 т. 13, №3. С. 33–37.
6. Эльконин, Д.Б., Избранные психологические труды. Москва: Педагогика, 1989. С. 135–167.