Автор Тема: Взаимосвязь виктимности и социометрического статуса подростков  (Прочитано 293 раз)

Николаева О.К.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 1
Взаимосвязь виктимности и социометрического статуса подростков
Николаева О.К.
ГБОУ ВПО МГППУ, Москва, Россия
Научный руководитель: Ремеева А.Ф.
кандидат психологических наук,
доцент кафедры юридической психологии
факультета юридической психологии,
ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия.
В последнее время активно исследуется проблема виктимизации общества в целом, а также проблема формирования виктимности как личностной черты, в том числе, у подростков. Однако исследований взаимосвязи виктимности и социометрического статуса старших подростков нами не найдено. Поэтому, как область исследования нами выбрана взаимосвязь виктимности и социометрического статуса подростков старшего подросткового возраста (Варчук, Т.В. Вишневецкий, К.В., 2008).
Актуальность исследования определяется разработкой рекомендаций для снижения уровня виктимности подростков в старших классах школы.
В своём исследовании мы провели анализ взаимосвязи виктимности и социометрического статуса подростков в группе, влияния на эту взаимосвязь таких личностных особенностей, как эмоциональный интеллект, индивидуальные особенности саморегуляции и уровень самооценки подростков (Малкина-Пых, И.Г., 2010).
Целью нашего эмпирического исследования стало выявление характера взаимосвязи уровня проявления склонности к виктимному поведению, внутригруппового социометрического статуса и показателей личностного развития мальчиков и девочек-подростков (15-18 лет).
В качестве основной гипотезы мы предположили, что социометрический статус и показатели склонности к виктимному поведению в подростковом возрасте имеют гендерную специфику и обратную взаимосвязь. Так же мы предположили, что показатели развития таких личностных особенностей, как уровень эмоционального интеллекта, стиль развития индивидуальной саморегуляции, и самооценка значительно отличаются у подростков с различным социометрическим статусом и уровнем проявления склонности к виктимному поведению.
По результатам исследования у 27 подростков из 68 выявлена склонность к различным типам виктимного поведения (39,7%). Выявлено мальчиков, склонных к виктимному поведению 19 человек (70%), девочек–8 человек. Таким образом, мальчики показали результаты большей склонности к виктимному поведению, чем девочки.
Из 39 мальчиков склонны к агрессивному типу виктимного поведения 4 человека, саморазрушающему и самоповреждающему–14 человек, гиперсоциальному – 5 человек, зависимому и беспомощному – 1человек,  некритичному – 3 человека, реализованная виктимность выявлена у 1 человека.
Среди девочек (29 человек), склонность к агрессивному поведению у 1 человека, саморазрушающему и самоповреждающему –5 человек, гиперсоциальному – 2 человека, некритичному – 3 человека. Склонности к зависимому поведению и реализованной виктимности не выявлено.
Со склонностью к одному типу виктимного поведения, среди мальчиков – 12 человек, среди девочек – 6 человек. Со склонностью к двум типам виктимного поведения выявлено среди мальчиков 4 человека, среди девочек – 1 человек. Со склонностью к трём типам виктимного поведения обнаружено 3 мальчиков и 1 девочка.
Применение метода социометрии привело к разделению всех членов групп на «социометрических звёзд» (4 чел.), «предпочитаемых» (12 чел), «принятых»(45 чел) и «непринятых»(14 чел). «Звездами» во всех случаях оказались мальчики, среди «предпочитаемых» - 9 мальчиков и 3 девочки, «принятые» - 32 девочки и 26 мальчиков, а среди непринятых в основном оказались мальчики (11 человек), и три девочки.
Обнаружилось, что у «звезд» 50% испытуемых имеют высокие показатели по шкале «Склонность к саморазрушающему и самоповреждающему поведению».
У «предпочитаемых» 40% имеют высокие показатели по одной шкале склонности к виктимному поведению. Среди «принятых» так же 40% испытуемых имеют высокие показатели по склонности к виктимному поведению, по одной, двум, и трем шкалам.
Из девяти «непринятых» пятеро имеют высокие показатели по склонности к виктимному поведению: один – с реализованной виктимностью и по два человека - со склонностью к двум и трем типам виктимного поведения.
По всем показателям, кроме шкалы «Понимание эмоций» у «социометрических звёзд» показатели эмоционального интеллекта выше, чем у представителей других статусов.
Картина меняется, если обратить внимание на соотношение шкал,  отражающих уровень показателей эмоционального интеллекта и уровня виктимности подростков. Здесь лидируют по показателям всех шкал, подростки, имеющие склонность к одному виду виктимного поведения. Не склонные к виктимному поведению подростки, также, по всем показателям на втором месте. Подростки, имеющие склонность к 2-м и 3-м видам виктимного поведения, соответственно оказываются на 3 и 4 месте по показателям шкал Межличностный эмоциональный интеллект, Управление эмоциями и общий уровень эмоционального интеллекта и, практически не отличаются по уровню показателей шкал Внутриличностный эмоциональный интеллект и Понимание эмоций.
Исследования влияния на социометрический статус показателей саморегуляции личностной активности показывают, что они  различаются у обладателей различного статуса не слишком явно.
У «звёзд» самая высокая самооценка и самый высокий уровень притязаний по контрасту с «непринятыми», у которых самая низкая самооценка, однако, достаточно высокий уровень притязаний. В нашем случае «предпочитаемые» уступают «принятым»  как в уровне самооценки, как и в уровне притязаний.
При сравнении показателей самооценки и уровня притязаний с уровнем виктимности в группах наблюдается следующая картина: уровень виктимности и уровень самооценки обратно пропорциональны в  группах не склонных виктимному поведению, склонных к 1-му и 2-м видам виктимного поведения. В группе склонных к 3-м видам виктимного поведения – показатели самооценки уступают показателям не склонных к виктимному поведению и склонных к 1-му виду виктимного поведения, но выше, чем в группе, склонных к 2-м видам виктимного поведения.
Ещё одна особенность в том, что чем выше уровень виктимности в группе, тем более заметной становится разница в разрыве между самооценкой и уровнем притязаний. Так у не склонных к виктимному поведению эта разница составляет около 22 баллов. У склонных к 3-м видам виктимного поведения цифра приближается к 32 единицам. Таким образом, чем больше уровень виктимности подростков, тем менее реалистично они оценивают перспективы развития.
Проведённые исследования и корреляционного анализа на уровне p= 0.01 выполненного в программе SPSS версия 20, позволили выявить статистически достоверные зависимости.
Таким образом, выявлен более высокий уровень склонности к виктимному поведению мальчиков по сравнению с девочками; статистически значимые различия между девочками и мальчиками определены по склонности к саморазрушающему виктимному поведению и реализованной виктимности.
Непринятие в группе связано с виктимностью: чем больше форм виктимного поведения чем ниже статус. Особенно выражена связь между склонностью у непринятых в группе подростков к гиперсоциальному поведению и реализованной виктимности. Корреляционно подтверждено, что у социально принятых подростков низкая виктимность и высоко развит эмоциональный интеллект, а у социально отвергаемых подростков низкий уровень эмоционального интеллекта и реже выражена способность к планированию.
На проявление некритичного поведения особенно влияет способность понимать и управлять эмоциями, а также осуществлять контроль экспрессии. Выявлено, что чем выше уровень самооценки, тем меньше проявлений виктимного поведения. Стили саморегуляции обратно связаны с уровнем виктимности.
Низкая способность к моделированию статистически достоверно определяет склонность подростков к самоповреждающему и саморазрушающему поведению.
Таким образом, выдвинутые в ходе исследования гипотезы нашли свое подтверждение.
На основе полученных результатов разработаны психологические рекомендации по профилактике виктимного поведения в старшем подростковом возрасте.

Список литературы:
1.   Малкина-Пых, И.Г. Виктимология. Психология поведения жертвы/И.Г. Малкина-Пых. Москва: Эксмо, 2010. 864 с.
2.   Варчук, Т.В. Вишневецкий, К.В.  Виктимология/ Варчук Т.В. , Вишневецкий К.В.  Виктимология. Москва:  Юнити-Дана 2008. С. 71–85.