Автор Тема: ТОЛКОВАНИЕ СИТУАЦИЙ ГЕНДЕРНОГО НАСИЛИЯ ЛЮДЬМИ С РАЗНОЙ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬЮ  (Прочитано 228 раз)

Рется С.Э.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 9
ТОЛКОВАНИЕ СИТУАЦИЙ ГЕНДЕРНОГО НАСИЛИЯ ЛЮДЬМИ С РАЗНОЙ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬЮ

Рется С.Э.
Московский государственный психолого-педагогический университет
(г. Москва)
Научный руководитель - Луковцева З.В.

Данное исследование посвящено изучению возможных механизмов связи гендерной идентичности человека (ГИ) с особенностями толкования им гендерного насилия (ГН). Также в ходе исследования сделаны первые шаги в направлении создания типологии толкований ГН (ТГН) и объяснительной модели возможной природы отрицания гендерного насилия (ОГН).
Гендерная идентичность – личностная характеристика человека, определяющая, насколько он осознает себя в качестве мужчины, женщины или сочетания того и другого (Бендас Т.В., 2006; Степанова Л.Г., 2010).
Гендерное насилие  – это насилие, направленное на человека в связи с его половой и/или гендерной принадлежностью (Андронникова О.О., 2017; Бендас Т.В., 2006; Клецина И.С., 2015; Лактионова М.А., 2011).ГН может принимать форму физического, психологического, экономического или иного воздействия. Многообразие проявлений и высокая латентность ГН до сих пор остаются факторами, серьезно осложняющими процесс его научного исследования.
Толкование ГН– результат идентификации и оценки ситуации ГН тем или иным образом. Введение термина обусловлено необходимостью объединения в одну группу всех возможных вариантов обнаружения и объяснения человеком ГН, и выявления и классифицирования данной проблематики из различных исследований, затрагивающих данную тему косвенно.
ТГН условно можно разделить на два класса суждений: те, в которых ситуация ГН идентифицируется как таковая и те, в которых этого не происходит. Второй класс суждений представляет собой объект исследовательского интереса (Клецина И.С., 2015),однако до сих пор не обозначен отдельным термином. Здесь он будет обозначаться как отрицание гендерного насилия.
Работ, посвященных проблематике ТГН, практически не существует. К областям, наиболее близким к ТГН, относятся исследования социально-психологических представлений о ГН (Бовина И.Б., 2011; Ениколопов С.Н., 2011; Логутова Е.В., 2015)и профилактика ГН (Луковцева З.В., 2018; Пережогин Л.О., 2008).Существуют отдельные работы, посвященные изучению индивидуально-психологических особенностей людей, склонных к ОГН (без упоминания соответствующего термина), где выделены два типа личностных особенностей, способных повышать склонность к ОГН. Первый характеризуется пассивностью, внушаемостью ипросоциальностью, второй– агрессивностью, сниженной способностью к эмпатии и неудовлетворенным стремлением к самоутверждению (Андронникова О.О., 2017; Аракелян К.Н., 2014; Клецина И.С., 2015; Логутова Е.В., 2015; Stubbs-RichardsonM. 2018).Перечисленные характеристики соответствуют частичному описанию феминного и маскулинного типов личности по С. Бэм, из чего мы вывели предположение, что определенные особенности ГИ человека могут соотноситься тем или иным образом со склонностью человека к ОГН. Проверке этого предположения было посвящено эмпирические исследование, результаты которого мы кратко представим здесь.
Для оценки особенностей ГИ применялись «Полоролевой опросник» С. Бэм в классическом варианте и модификации И.С. Клециной, а также методика МиФ в модификации Н.В. Дворянчикова. Выявление и оценка ТГН и ОГН производились с помощью разрабатываемой нами проективной методики «Идентификация ситуаций гендерного насилия». Стимульный материал включает 16 не связанных между собой сюжетно описаний различных ситуаций, которые могут иметь место в реальной жизни. 7 из них – примеры конфликтных ситуаций, не имеющих под собой гендерной основы, а 9 других – примеры ситуаций гендерного насилия разной степени выраженности. Также все ситуации классифицируются по видам применяемого насилия: физическое, психологическое, сексуальное, экономическое.
Выборка составила 40 человек (20 девушек и 20 юношей) в возрасте от 18 до 25 лет. Предполагается, что в этом возрасте происходит и формирование индивидуальной позиции к ГН (Эриксон Э., 2006). Также к юношескому возрасту завершается формирование ГИ, она становится наиболее полной, осмысленной и устойчивой (Перегудина В.А., 2010).
В процессе изучения литературных данных и обработки результатов эмпирического исследования нами были проделаны первые шаги по составлению типологии ТГН, включающей: позитивную и негативную идентификацию ГН, позитивное и негативное отрицание гендерной/насильственной составляющей ситуации и позитивное и негативное ОГН.
Первоначальное предположение о том, что особенности ГИ человека могут соотноситься тем или иным образом со склонностью человека к ОГН оправдалось в том, что достоверно большую склонность к различным видам ОГН показали молодые мужчины с «традиционной» ГИ, однако ГИ молодых женщин не обнаружила взаимосвязи со склонностью к ОГН. Также было обнаружено, что такие составляющие ГИ, как подверженность гендерным стереотипам и особенности гендерного поведения, не связаны со склонностью к различным видам ОГН. Дополнительно было выяснено, что склонность к ОГН проявляется достоверно сильнее при толковании ситуаций, не имеющих очевидной юридической значимости.
Дальнейшее исследование данной проблемы представляется перспективным для разработки профилактических и реабилитационных программ, выявления ГН на ранних стадиях. Обнаружение связи «традиционной» ГИ у мужчин с их склонностью в ОГН значимо для «прицельного» применения первичной, информационной профилактики, например, в профессиональной среде, требующей от сотрудников сильно выраженных маскулинных качеств и характеризующейся преобладанием в ней мужчин.

Литература
1. Андронникова, О.О. Гендерные характеристики виктимного поведения как результат нарушения социального развития / О.О. Андронникова, Е.В. Ветерок // Психологические науки. 2017. — №3(57). — С. 111-113.
2. Аракелян, К.Н. Опыт пережитого насилия и склонность к виктимному поведению подростков : гендерный аспект // Вестник СПбГУ, 2014. — №4. — С. 58-65.
3. Бендас, Т.В. Гендерная психология: Учебное пособие. — Санкт-Петербург : Питер, 2006. — 431 с.
4. Бовина, И.Б. Особенности социальных представлений о сексуальном насилии: «Маньяк» и «Жертва» глазами молодых мужчин и женщин / И.Б. Бовина, Н.В. Дворянчиков, А.Д. Гутник, А.М. Рикель// Психолого-педагогические исследования. 2011. — № 1. — С. 1-14.
5. Ениколопов, С.Н. Социально-психологические представления о сексуальном насилии в семье / С.Н. Ениколопов, Е.С. Хвостова // Психология и право. 2011. — № 1. — С. 1-12.
6. Клецина, И.С. Гендерный подход в анализе причин проявления насилия в близких отношениях между мужчинами и женщинами / И.С. Клецина, Е.В. Иоффе // Женщина в российском обществе. 2015. — №1 (74). — С. 4-17.
7. Логутова Е. В. Гендерные особенности виктимного поведения старших школьников //Современные проблемы науки и образования. — 2015. — №. 1-1. — С. 1551-1551.
8. Луковцева, З.В. Актуальные вопросы стратегии профилактики насилия на стадии свиданий в подростково-юношеских парах  // Психология и право. 2018. — Том 8, №1. — С. 1-12.
9. Перегудина, В.А. Особенности возрастного становления гендерной идентичности // Известия ТулГУ. — 2010. — №2. — С. 305-310.
10. Пережогин, Л.О. Сексуальное насилие над детьми. Выявление, профилактика, реабилитация / Л.О. Пережогин, М.А. Догадина // Вопросы ювенальной юстиции. 2008. — №4 — С. 2-8.
11. Степанова, Л. Г. Особенности формирования гендерной идентичности современных юношей и девушек в контексте социально-психологического развития личности // Психолого-педагогические исследования. — 2010. — №. 2. — С. 47-57.
12. Эриксон, Э.Г. Идентичность: юность и кризис. —  Москва : Флинта, 2006. — Том 133. —   86 с.
13. Stubbs-Richardson, M. Tweeting rape culture: Examining portrayals of victim blaming in discussions of sexual assault cases on Twitter. / M. Stubbs-Richardson., N. Rader, A. Cosby // Feminism & Psychology. 2018. — №1. — P. 90-108.

Шипицын Д.Ю.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 15
Вообще какая-то очень очень интересная тема. Но было бы понятнее о чем речь, если бы Вы привели или описали конкретный случай такого насилия. Может привести конкретный случай или два, чтоб понятнее было? Спасибо.

Рется С.Э.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 9
Спасибо за комментарий!
Под гендерным насилием мы подразумеваем любую форму насилия, имеющую причиной пол и/или гендерные особенности человека. Это могут быть брутальные формы, вроде систематического домашнего насилия или сексуальное насилие, или менее очевидные случаи, вроде харассмента или экономического насилия в виде ограничения в финансах мужем жены-домохозяйки.