Автор Тема: ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ У ПОДРОСТКОВ С ДИСГРАФИЕЙ  (Прочитано 92 раз)

Дубинский А.А,ИчмелянМ.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 1
ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ У ПОДРОСТКОВ С ДИСГРАФИЕЙ

Дубинский А.А.1, ИчмелянМ.А.2
1 –Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Минздрава России (г. Москва)
2 – Московский государственный психолого-педагогический университет
(г. Москва)
Научный руководитель - Булыгина В.Г.

Введение
Трудности овладения письмом часто являются причиной снижения способностей к обучению, учебной мотивации и школьной дезадаптации. Нарушение навыков письма и чтения приобретает все большую распространенность среди подростков. А.Н. Корневым (2003) приводятся сведения о том, что в европейских школах, в среднем, около 10% детей имеют трудности с письмом и чтением. В отечественных исследованиях показано, что у 20-30% учащихся начальной школы имеются трудности в процессе формирования навыковписьма, а у учеников 7-9 классов– в усвоении письменных навыков (Безруких М.М., ЕфимоваС.П., 1991).Помимо успешности обучения речевые нарушения влияют на самооценку подростка, его социализацию. Наиболее часто, среди подростков, встречается нарушение письменной речи – дисграфия, возникающая на фоне нарушений языкового анализа и синтеза, при которой наблюдаются замены букв, пропуски и перестановки букв и слогов, слияние слов.
Наличие коммуникативных нарушений у учащихся подросткового возраста обусловливает значимость изучения особенностей целенаправленного формирования коммуникативной компетентности.Эмпирическое исследование было проведено с цельюизучения и выявления факторовнарушения коммуникативной компетентности и социальной дезадаптации у подростков с дисграфией.
Материалы и методы
В основную группувошло 17 подростков с дисграфией в возрасте 12-17 лет (ср. возраст – 15,0 лет), в группу сравнения – 46 подростков школьников в возрасте 13-15 лет (ср. возраст – 13,9 лет) без дисграфии.
Методический комплекс состоял из: 1) о. коммуникативных умений Л. Михельсона, диагностирующий выраженность компетентного, зависимого и агрессивного коммуникативного стиля; 2) о. Г. Айзенка (подростковая версия, 60 вопросов), включающий такие показатели, как экстраверсия-интроверсия, нейротизм-эмоциональная устойчивость и ложь; 3) о. личностной тревожности А.М. Прихожан (форма Б), включающий шкалы: магическая, межличностная, школьная, самооценочная тревожность; 4) о. Т. Ахенбаха (метод экспертных оценок), предназначенный для исследования особенностей поведения, отклоняющихся от принятых социальных норм (заполняли специалисты нейропсихологии); 5) стандартизованной методики исследования навыка чтения (СМИНЧ).
Статистическая обработка проводилась с использованием дескриптивной статистики, однофакторного дисперсионного анализа, корреляционного анализа r-Пирсона и кластерного анализа (метод k-средних). Критерием статистической достоверности выводов считалась величина р≤0,05.
Результаты и обсуждение
Подростки с дисграфией,по сравнению с подростками без дисграфии, значимо отличались выраженной школьной, самооценочной и межличностной тревожностью, низкой экстраверсией, зависимой коммуникативной позицией, низкой коммуникативной компетентностью. Наблюдаемыми нарушениями социальной адаптации у подростков с дисграфией являлись: тревожность, различные нарушения внимания и замкнутость.
В группе подростков с дисграфией наибольшее количество связей обнаружено с параметром «экстраверсия», который положительно взаимосвязан с соматическими проблемами, проблемами с мышлением и вниманием, тревожностью, нарушениями социализации, деликвентными агрессивным поведением,что можно связать с расторможенностью детей (что в опросниках оценивается как черты экстраверсии) с большим числом признаков социальной дезадаптации.
Показатель «нейротизм» положительно связан с самооценочной и межличностной тревожностью, агрессивным коммуникативным стилем, указывая на выраженную эмоциональную неустойчивость и агрессию при общении у подростков с дисграфией. Параметр «ложь» отрицательно связан с агрессивным стилем общения и самооценочной тревожностью.Показатель «соматические проблемы» отрицательно взаимосвязан с количеством пройденных букв и слов в методики СМИНЧ, отражая снижение когнитивных способностей при выраженных соматических нарушениях.
Далее были выделены 3 гомогенных профиля на обобщенной выборке подростков на основе параметров коммуникативных умений (кластерный анализ). Выявлено, что лица 1 кластера (n=8) отличались выраженностью зависимого коммуникативного стиля, низкой представленностью компетентного стиля общения. Им соответствовала выраженность всех компонентов личностной тревожности, интроверсия, высокая откровенность ответов (низкие показатели лжи).
Подростки 2 кластера (n=28) отличались средними значениями компетентного и зависимого коммуникативного стиля. У них преобладал агрессивный стиль общения. Выявлялись низкие значения школьной, межличностной и магической тревожности, высокая эмоциональная неустойчивость. Стоит отметить, что группа с признаками коммуникативных нарушений в виде агрессивных тенденций в общении была самой многочисленной, что отражает высокую встречаемость коммуникативных нарушений среди подростков и указывает на высокий риск их социальной дезадаптации.
У подростков 3 кластера (n=27) отмечались максимальные значения компетентного коммуникативного стиля и низкие значения зависимого и агрессивного стиля общения. В данной группе отмечались низкие значения самооценочной тревожности, высокий уровень экстраверсии. Уровень лжи был самым высоким в этой группе, что указывает на тенденцию к социальной желательности ответов.
На заключительным этапе анализа выделены коммуникативные профили внутри группы подростков с дисграфией (кластерный анализ). Выделено 3 профиля (кластера). Выявлено, что у подростков с дисграфией, вошедших в 1 кластер (n=6), отмечались высокие значения агрессивного стиля общения и средние значения – зависимого и компетентного коммуникативного стиля. Им соответствовали высокие значения всех компонентов личностной тревожности и эмоциональная неустойчивость. На обобщенной выборке подростков агрессивному коммуникативному стилю соответствовали, наоборот, низкие значения тревожности. Что, в данном случае, указывает, скорее, на защиту в виде агрессивных реакций подростков с дисграфией, на фоне высокой тревожности, а не агрессии, как способа самоутверждения при низком уровне личностной тревожности среди общей, с преобладанием нормативной, выборки подростков.
У подростков с дисграфией во 2 кластере (n=6) выявлялись высокие значения компетентного стиля общения и низкие значения зависимого и агрессивного коммуникативного стиля. У них выявлен низкий уровень всех компонентов личностной тревожности, высокая экстраверсия, эмоциональная устойчивость, повышенные показатели лжи.
У подростков с дисграфией, включенных в 3 кластер (n=6), отмечалась выраженность зависимой коммуникативной стратегии при средней выраженности компетентного и агрессивного стиля общения. У них выявлены высокая самооценочная тревожность, высокие показатели интроверсии и низкие значения переменой «ложь», что в целом указывает на признаки низкой самооценки и избегание социального взаимодействия.
Таким образом, профили, выделенные как в обобщенной выборке подростков, так и внутри группы подростков с дисграфией, которые соответствовали компетентному и зависимому коммуникативному стилю, были схожи относительно друг друга и характеризовались выраженностью компонентов личностной тревожности и особенностями темперамента.
Резюмируя, отметим, что выявленные особенности подростков с дисграфией указывают на наличие у них признаков социальной дезадаптации. Предрасполагающими для этого факторами являются: высокая личностная тревожность, агрессивный и зависимый стиль общения, замкнутость, нарушения внимания, выраженность соматического неблагополучия.
Литература
1.   Корнев А.Н. Корнев А.Н. Нарушения чтения и письма у детей. СПб.: Речь, 2003. 330 с.
2.   Безруких М.М., Ефимова С.П. Знаете ли вы своего ученика? М.: Просвещение, 1991. 176 с.