Автор Тема: Психологические факторы развития педофилии  (Прочитано 5372 раз)

Языков С.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 2
Психологические факторы развития педофилии

Языков С.А., студент факультета Юридической психологии МГППУ, Москва
Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент Дворянчиков Н.В.

Понимание того, в соответствии с какими механизмами и под влиянием каких факторов формируется аномальное сексуальное поведение, может быть важным по целому ряду причин. Знания о природе сексуальных девиаций могут и должны лежать в основе разработки методов их диагностики, профилактики и терапии.
Проблема педофилии, по сравнению с другими парафилиями, стоит в наше время наиболее остро. Отрасли детской и возрастной психологии, активно развивающиеся на протяжении последнего века, показали, насколько для общества важно психическое здоровье ребенка, обеспечить которое можно лишь оградив его от травмирующих ситуаций, в том числе и связанных с сексуальным злоупотреблением, зачастую исключающих возможность гармоничного психосексуального формирования личности. Несмотря на это, в настоящий момент нельзя говорить о достаточной эффективности методов диагностики и профилактики педофилии, а возможность ее лечения оспаривается целым рядом исследователей.
Одна из причин неразработанности этой стороны проблемы сексуального злоупотребления детьми заключается в том, что до сих пор не существует единых, общепринятых представлений о педофилии.
Еще одним серьезным недостатком является то, что нет никакой возможности судить об истинной распространенности этой девиации. Также практически нет информации о людях с расстройством сексуального предпочтения в форме педофилии, никогда не совершавших преступления против детей, хотя существование такой категории педофилов, по мнению многих авторов, не вызывает сомнений.
Последний базовый вопрос, связанный с обсуждаемым сексуальным отклонением, – вопрос о характерных для педофилов личностных чертах и особенностях, так как разработка этой проблемы может много дать для понимания механизмов и факторов развития педофилии. Но на него также нет однозначного ответа. Так, например, некоторые западные исследователи (Okami P., Goldberg A., 1992) считают, что какие-либо личностные черты не могут являться достоверными индикаторами педофилии. Но отечественные (Н.А. Радченко, Н.В. Дворянчиков, 2003) и украинские (Дышлевой А.Ю., 2001) исследования показали, что для людей с расстройством сексуального влечения в форме педофилии характерны выраженная феминность, нарушения фазности полового развития и искажения половозрастного самосознания, нарушения в сфере межличностной коммуникации, склонность к идентификации с сексуальным партнером (ребенком). Н.А. Радченко и Н.В. Дворянчиков (2003), на основании полученных ими данных, предположили, что у их испытуемых наблюдается преобладание нарушений когнитивной составляющей полового самосознания.
Эти особенности педофилов являются одним из подтверждений того, что «педофилия – это расстройство, формирующееся с ранних лет» (Abel G., Harlow N., 2001), и истоки его следует искать в раннем детстве. Это подтверждается и статистическими данными, согласно которым возраст 3.6% правонарушителей, совершавших акты сексуального насилия в отношении детей, находился в диапазоне от 7 до 11 лет (Shyder H., 2000).
Существует две наиболее разработанные и систематизированные концепции формирования парафилий, одна из которых появилась в рамках психоанализа, а другая – на основе разработок теории научения. Согласно обеим концепциям, педофилия развивается из сохранившихся во взрослой личности элементов инфантильной сексуальности. Но если психоанализ в качестве механизмов сохранения этих элементов называет процессы фиксации и регрессии, то теория научения преимущественно говорит о роли импринтинга.
По мнению К. Имелинского (1986) в формировании девиантных форм сексуального поведения всегда участвует совокупность биогенных, психогенных и социогенных факторов, взаимодействие которых приводит в действие ошибочную установку, ведущую к появлению девиации, причем в основе ее лежат биофизиологические факторы, в то время как социокультурные выполняют функцию модулирования проявлений сексуальности. Также он предполагает существование защитных механизмов, блокирующих сексуальность при контакте взрослого с ребенком, и, таким образом, осуществление сексуальных посягательств в отношении детей возможно только при нарушениях в функционировании этих механизмов.
В данной работе социально-психологические факторы, предполагаемо влияющие на появление в сексуальности девиантных тенденций и влечения к детям, были разделены на три категории: факторы воспитания и внутрисемейных отношений; факторы межличностных неродственных отношений; психогенно травмирующие ситуации.
В рамках первой категории были выделены следующие факторы: воспитание в условиях неполной семьи (как правило, отсутствие отца); отсутствие эмоциональной близости с членами семьи, приводящее к эмоциональной депривации; конфликтные отношения в семье; воспитание в условиях гиперопеки (как правило, со стороны матери).
В сфере межличностных неродственных отношений педофилов в детском и подростковом возрасте присутствовали такие особенности, как отсутствие устойчивых контактов со сверстниками, трудности коммуникации, предпочтение общения с лицами младшего возраста.
На основании этого можно предположить, что расстройство сексуального влечения в форме педофилии начинает формироваться или до того, как ребенок переходит к фазе «вторичных мотивационных систем» (основывающейся на научении вне семьи), или на ранних ее стадиях. К моменту начала активного взаимодействия с социумом вне родственных связей, в поведении ребенка уже могут проявляться признаки аномального сексуального поведения.
К категории психогенно травмирующих ситуаций, способных повлиять на формирование педофилии, были отнесены потеря одного из родителей и сексуальное насилие. Существует концепция «victim-to-victimiscer», определяющая сексуальное насилие в детстве как основной предопределяющий фактор возникновения аномального сексуального поведения. Также существуют предположения о преемственности аномального сексуального поведения у лиц, подвергшихся сексуальным притязаниям в детстве. Согласно некоторым исследованиям (Дерягин Г.Б., 2006), до 93% преступников, осужденных за развратные действия в отношении несовершеннолетних, в детстве подвергались сексуальному злоупотреблению.
Таким образом, о процессе формирования расстройства сексуального влечения в форме педофилии можно сделать следующие выводы: он берет свое начало в период раннего детства; решающее влияние на формирование педофилии оказывают факторы внутрисемейных отношений, определяющие нарушения в эмоциональной сфере; для появления аномального сексуального поведения в форме педофилии должны быть нарушены защитные механизмы, препятствующие сексуальным контактам взрослых с детьми; развитие педофилии сопровождается и обуславливается рядом психосексуальных нарушений. Также можно предположить, что развитие парафилии у лиц с расстройством сексуального влечения в форме педофилии, никогда не совершавших правонарушений, возможно, происходит на основе совершенно иных механизмов и, что более вероятно, под воздействием других факторов, потому что в этом случае устойчивое девиантное сексуальное влечение формируется при отсутствии нарушений, или даже напротив, усилении защитных механизмов, препятствующих сексуальным контактам с детьми.

Список литературы:
1.   Дерягин Г.Б. Педофилия // Сексология и сексопатология. 2006. № 2.
2.   Дышлевой А.Ю. К вопросу о судебно-психиатрической характеристике мужчин с аномалиями психики, привлечённых к уголовной ответственности за совершение педофильных противоправных действий // Український вісник психоневрології. 2001. Т. 9, вип. 4.
3.   Имелинский К. Сексология и сексопатология / пер. с польск. М.: Медицина, 1986.
4.   Радченко Н.А., Дворянчиков Н.В. Противоправные сексуальные действия в отношении детей // Аномальное сексуальное поведение: коллективная монография / под ред. А.А. Ткаченко. СПб.: Юридический центр Пресс, 2006.
5.   Abel G., Harlow N. The stop child molestation book. Bloomington: Xlibris, 2001. 365 p.
6.   Okami P., Goldberg A. Personality correlates of pedophilia: are they reliable indicators? // Journal of Sex Research. 1992. Vol. 29, № 3. P. 297-328.
7.   Snyder H. Sexual assault of young children as reported to law enforcement: victim, incident, and offender characteristics. – A statistical report using data from the National Incident-Based Reporting System, 2000. 14 p.

Гутник А.Д.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 15
Здравствуйте!
Хотелось бы спросить Вас о практическом применении этих факторов. К примеру, при диагностики данной парафилии, мы должны учитывать совокупность перечисленных Вами факторов или же одного фактора( к примеру, сексуальное насилие, перенесенное в раннем возрасте) будет достаточно?

Языков С.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 2
Здравствуйте. Спасибо за вопрос.
Факторы сами по себе, конечно, вряд ли могут о чем-то свидетельствовать. Естественно, что не у каждого ребенка, воспитывающегося в условиях неполной семьи, будут серьезные нарушения в формировании сексуальности.
На мой взгляд, факторы должны рассматриваться в контексте механизмов формирования сексуальной девиации, то есть необходимо определить, насколько рассматриваемый фактор(ы) могли повлиять на "сохранение элементов инфантильной сексуальности", которое, в разных случаях, может определяться как одним фактором, так и их совокупностью. Более того, влияние одного и того же фактора может интерпретироваться по-разному. Например, упомянутое Вами насилие, перенесенное в раннем возрасте. Ряд исследователей считает, что ребенок-жертва сексуальных действий идентифицирует себя с насильником, в результате появления патологической эмоциональной привязанности к нему. Обычно это происходит на основе внутрисемейной дисфункции, обуславливающей эмоциональную депривацию и изоляцию, что, в совокупности, искажает «эго» ребенка и нарушает процесс приобретения нормативных половых стереотипов.  По мнению других исследователей, ребенок, идентифицируя себя с насильником, пытается преодолеть свое беспомощное состояние в статусе жертвы.  За счет совершения аналогичных преступных сексуальных действий человек, подвергавшийся в детстве сексуальному насилию, модифицирует травматический опыт из пассивного в активный. При этом отмечается, что когда гнев и агрессия, вызванные сексуальным насилием, не могут быть выражены непосредственно, они становятся сексуализированными.

Гутник А.Д.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 15
Большое спасибо за  ответ!