Автор Тема: Психологические проблемы жертв преступлений, получивших...  (Прочитано 2646 раз)

Захарченко Д.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 27
Психологические проблемы жертв преступлений,
получивших сочетанную и множественную соматическую травму

Захарченко Д.А., студентка Московского городского
психолого-педагогического университета, Москва
Научный руководитель – доктор психологических наук,
профессор Дозорцева Е.Г.

Проблема множественных и сочетанных соматических травм в настоящее время является по-настоящему острой. Особенно важным оказывается её социальное значение – как правило, подобные повреждения получают мужчины молодого и среднего возраста, при этом 15-25% пострадавших полностью утрачивают трудоспособность. Тяжесть такого рода травм определяет и длительность лечебного процесса, который занимает значительное количество времени как на клиническом, так и на реабилитационном этапе. По мнению M.Mohta и соавт. (2003), это оказывает влияние на психологическое состояние пострадавшего. Кроме того, значимыми оказываются и такие факторы, как состояние беспомощности, внезапность травматического события, изменения во внешности, временная или стойкая утрата трудоспособности. Аналогичным образом, как указывают  S.Islam и соавт. (2012), в случаях повреждений лица важную роль играет и атрибуция вины за произошедшее, особенно, в ситуациях, связанных с насилием. По данным В.А. Соколова (2006), за последние 10-15 лет количество политравм, полученных в результате противоправных действий, резко возросло.
В связи с этим нами была поставлена задача изучения эмоциональной сферы и особенностей агрессивности у больных, ставших жертвами преступлений.
Исследование проводилось на базе отделения сочетанной и множественной травмы НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. В основную группу вошли 20 мужчин, не имеющих тяжёлых черепно-мозговых травм (ЧМТ) и психических заболеваний и получивших травму в результате противоправных действий. В группу сравнения были включены 20 пациентов мужского пола без ЧМТ и психической патологии, получившие травму в результате неосторожности. 
Для диагностики указанных сфер использовались следующие методы: беседа, анализ медицинской документации, психодиагностические опросные методы (шкала ситуативной и личностной тревожности Спилбергера-Ханина, опросник депрессивности Бека (BDI), личностный опросник агрессивности Басса-Перри).
Мы предположили, что больных, получивших травму насильственным путём, отличает более высокий уровень депрессии, тревожности (как ситуативной, так и личностной) и агрессивности, а атрибуция вины тесно связана с психологическим состоянием пациентов, особенно, в случае обвинения других людей.
При сопоставлении результатов по опроснику депрессивности Бека статистически значимых различий между группами не обнаруживается: средний балл в основной группе и в группе сравнения составляет 10,1 и 10,8 баллов соответственно. При этом мы также сравнили баллы, полученные по вопросам, составляющим когнитивно-аффективную шкалу - так как баллы по шкале соматических проявлений могли быть набраны  в результате влияния полученной травмы, однако значимые различия не выявились и в этом случае: в основной группе средний балл составил 5,3 балла, в группе сравнения – 6,1.
Показатели тревожности также мало различаются в обеих группах (личностная тревожность: основная группа – 35,9 баллов, группа сравнения – 36,9 баллов; ситуативная тревожность: основная группа – 38,6 баллов, группа сравнения – 39,8 баллов), значимых различий также не выявляется.
При исследовании агрессивности между группами обнаруживаются значимые различия при p<0,01. Средний балл в основной группе и группе сравнения составляет 42,9 и 56,0 баллов соответственно - то есть больных, получивших травму в результате противоправных действий, отличает, в среднем, более низкий уровень агрессивности. При этом их показатели являются менее сбалансированными.
При исследовании атрибуции вины больные разделились на три группы: обвиняющие себя, обвиняющие других, обвиняющие обстоятельства или Бога. В основной группе (20 человек) себя обвиняли 5 человек, других людей – 14, обстоятельства или Бога – 1. В группе сравнения (20 человек) себя обвиняли 11 человек, других людей – 3, обстоятельства или Бога – 6. Мы сравнили показатели эмоциональной сферы и агрессивности в основной группе в связи с атрибуцией вины – обвинением себя или других, как противоположных тенденций. Значимые различия обнаруживаются в баллах по когнитивно-аффективной шкале опросника депрессивности Бека (p<0,05) и агрессивности (p<0,05). Средний балл по когнитивно-аффективной шкале депрессивности Бека среди обвиняющих в происшедшем других людей – 4,2 балла, в группе обвиняющих себя – 7,4. Средний показатель агрессивности по опроснику Басса-Перри – 38,2 и 57,8 соответственно. Также отмечаются различия в показателях по отдельным шкалам опросника Басса-Перри. В частности, по шкалам физической агрессии (p<0,05) и гнева (p<0,05) – обвиняющих себя больных отличают более высокие результаты по обеим шкалам.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что связь между показателями эмоционального состояния и обстоятельствами получения травмы отсутствует. При этом обстоятельства получения травмы связаны с уровнем агрессивности – больных, получивших травму в результате противоправных действий, отличает, в среднем, более низкий уровень агрессивности, однако показатели в этой группе менее сбалансированы. Атрибуция вины влияет на переживание травмы больными, ставшими жертвами преступлений – обвиняющих себя пациентов отличает более высокий уровень агрессивности (в частности, по шкалам физической агрессии и гнева) и депрессии (по когнитивно-аффективной шкале депрессивности Бека). Это может быть связано со спецификой самообвинений больных, пострадавших в результате насилия, поскольку все обвинявшие себя испытуемые, исследованные нами, выражали сожаление по поводу того, что они не смогли дать отпор нападавшему или группе нападавших, и именно поэтому считали себя виноватыми. Критерием вины у подобных больных является физическая сила. Её значимость в системе ценностей и пребывание в положении слабого, а не сильного, вероятно, провоцировало появление депрессивных переживаний. Отметим, что данная гипотеза, несомненно, требует исследования большей выборки испытуемых и позволяет определить дальнейшее направление исследований.

Список литературы:
1.   Соколов В.А. Множественные и сочетанные травмы. Практическое руководство для врачей-травматологов. – М.: ГОЭТАР-Медиа, 2006.
2.   Islam S., Cole J.L., Walton G.M., Dinan T.G., Hoffman G.R. Does attribution on blame influence psychological outcomes in facial trauma victims? Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 2012. March; 70 (3).
3.   Mohta M., Sethi A.K., Tyagi A., Mohta A. Psychological care in trauma patients. Injury. January; 34 (1).

Палий А.Д.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 7
Здравствуйте!

Планируете ли Вы продолжать работу в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского?
Насколько заинтересованы в дальнейшем продолжении Вашего исследования психологи, работающие с больными в этом отделении?

Захарченко Д.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 27
Здравствуйте!
Большое спасибо за вопрос.

Да, продолжение работы планируется. Мы хотим дополнить выборку по тревожности, депрессии и агрессивности, а также посмотреть копинг-стратегии больных в зависимости от обстоятельств получения травмы. Но план исследования пока находится на стадии разработки, возможно, что-то изменится.

Психологов в НИИ СП, к сожалению, нет. Травматологи заинтересованы в продолжении исследования, но для них данные полезны мало.

Моисеев А.В.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 9
Вечер добрый.
Хотелось бы узнать, какой термин брался за основу исследования (в введении у Вас "психологические состояния", в задачах - "эмоциональная сфера", а в заключении - "эмоциональное состояние" - ведь это  разные термины)?
Также не могли бы Вы уточнить, использовали ли Вы психологическую литературу (в списке литературы у Вас указаны физиологические и психиатрические источники, которые не входят в компетентность психолога)?
Кроме того, возникает вопрос о выборке - состоят ли испытуемые в браке или имеют ли они близких родственников (ведь это имеет важное значение в данном типе исследования).
Заранее спасибо.

Захарченко Д.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 27
Здравствуйте!
Спасибо за вопрос.

Конечно, "психологические проблемы" - довольно широкое понятие. Мы подошли к проблеме исследования психологических проблем со стороны эмоционального состояния, как это сейчас делается многими, а также атрибуции вины как довольно специфического явления, особенно важного в случаях, когда травма получена в результате противоправных действий. Естественно, весь спектр психологических проблем этим не ограничивается, поэтому мы планируем продолжать работу и рассмотреть другие аспекты.

Что касается источников, то здесь указаны только те, которые использованы для написания тезисов. Второй и третий являются именно психологическими. На самом деле, источников по вопросу изучено, само собой, больше. И основная их часть - иноязычные. Если Вас интересуют конкретные авторы и названия книг/статей, то дайте знать - пришлю Вам список литературы из полной работы.

Близкие родственники есть у всех испытуемых, в браке состояли на момент исследования 11 испытуемых из основной группы и 10 - из группы сравнения. Разницы по показателям как эмоциональной сферы, так и агрессивности между результатами женатых и неженатых испытуемых нет. По моим наблюдениям, сделанным за время пребывания в отделении, данный фактор не оказывает значительного влияния на процесс переживания, однако на данный момент это лишь моё личное мнение, не претендующее на научность.

Моисеев А.В.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 9
Спасибо за ответ, а то путаница с терминологией вызвала у меня небольшой когнитивный диссонанс.
PS однако журнал о лицевой хирургии вызывает сомнение.

Захарченко Д.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 27
Ну, журнал - это ведь, по сути, только место публикации. Многие психологические статьи публикуются в изданиях, рассчитанных, в первую очередь, на врачей-интернистов. Скажем, довольно часто статьи по психологии можно увидеть в "Практической онкологии", если говорить о российских изданиях. А за рубежом это совсем распространённая практика, насколько я могу судить. На направленность статей это обычно не влияет.
Поэтому, имея список источников, стоит ориентироваться на названия статей. Тут, в частности, в названиях обеих статей присутствует слово "psychological" и акцент в них сделан именно на этом.

Бахарева Е.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 18
Здравствуйте, коллега.
Как Вы считаете, могут ли влиять на психическое состояние описанных Вами больных больничные условия, в которых они находятся (цвет стен, температура в палате, жёсткость кровати, наличие соседей по палате и т.д.)?

Захарченко Д.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 27
Здравствуйте, Евгения!
Спасибо за вопрос.

Да, больничные условия несомненно влияют на психологическое (а нередко и на психическое) состояние больного. В частности, M. Mohta и соавторы (я на них ссылаюсь и в тезисах) пишут о негативном влиянии недостатка дневного света и отсутствия личного пространства. Мои личные наблюдения также показывают, что для больных часто оказывается трудным соблюдение режима учреждения, различных правил, которым нужно строго подчиняться. Или, например, одно время больные активно жаловались на то, что их доводит до состояния исступления холодильник, который периодически издавал странные звуки, а больные не могли никуда деться. Бытовые условия, как мне кажется, для больных с тяжёлыми травмами особенно важны как в силу объективных (повышенной чувствительности тела в результате наличия травмы, скажем), так и субъективных (постоянное пребывание в палате, невозможность сменить обстановку) моментов.